D-r Zlo
я убил зверя под баобабом

Найдите минутку для потрясающих фотографий, сделанных телескопом «Хаббл», и вы увидите вещи более грандиозные, загадочные и прекрасные – а также более хаотичные, грандиозные и пугающие, – чем любой миф о сотворении мира или о его конце. ©


Мультфильм «Дикая планета» был создан в странное, надо сказать, время: он поразил гостей Каннского кинофестиваля в 1973 году, примерно в то же время (ну, с разницей в один-два года), когда Милош Форман выпустил «Пролетая над гнездом кукушки», а Стэнли Кубрик прославил Малькольма Макдауэлла в «Заводном апельсине». Я пишу об этом не случайно: именно ранние семидесятые (причем не только за рубежом, но и в советском кинематографе) прославились фильмами, которые, с одной стороны, являлись экранизациями культовых литературных произведений, а с другой – полностью переворачивали представление о них, да так, что и сами авторы с трудом узнавали в этих кинематографических шедеврах свои произведения. Происходило это по разным причинам: смена идеологической парадигмы, утвержденная творцами нового Голливуда, нуждалась в аналитическом и философском применении, и нигде это нельзя продемонстрировать лучше, чем на основе уже существующих литературных произведений – причем, что самое интересное, созданных примерно в один период, с конца пятидесятых по середину шестидесятых. То есть в период «новой волны», закончившейся примерно в 65-67 годах, когда мир наглядно дал понять «шестидесяточникам», что их идеалы, конечно, замечательны, но абсолютно утопичны.
Впрочем, «Дикая планета» ещё не такой радикальный пример переделки оригинального авторского замысла, как, например, «Пролетая над гнездом кукушки»; по сути, совершенно невероятно, что Рене Лалу удалось практически безукоризненно передать основной сюжет и идейный посыл романа Стефана Вуля. Однако одно существенное изменение есть, только вот оно связано оно не с переделкой фабулы романа, а с куда более тонкой и невыразимой материей.
Изменилась атмосфера рассказываемой истории.
«Омы на потоке» - произведение 1957 года. Американцы ещё не ступили на поверхность Луны, Гагарин не взлетел в космос, а по каналу NBC ещё не демонстрировался сериал «Стар Трек». Да и на земле происходили немного другие вещи: например, французы всё ещё не знал студенческих волнений, которые произойдут у них всего восемь лет спустя, а в СССР только-только зарождалась идеология «оттепели», которая будет окончательно сформулирована – о, превратности судьбы! – чехом Александром Дубчеком. Ну, вы знаете, та самая фраза про «социализм с человеческим лицом». И «Омы на потоке» полностью соответствуют приподнятому духу времени: эта история даже не столько об инопланетянах и других планетах, отчаянной борьбе двух абсолютно непохожих друг на друга цивилизаций и так далее. Всё проще: это политическая сатира в НФ-антураже. Да, жесткая, резкая, порой жестокая до тошнотворного натурализма, кто бы спорил, но это в первую очередь иносказательное повествование об ужасах тоталитаризма и возможности человеческого разума победить природную тягу к насилию.
И, в принципе, «Дикая планета» вроде как рассказывает о том же самом, но…
Фактически у омов и их противников не так уж много различий – ну, за исключением биологических аспектов. У них схожая культура, схожие представления о мире, социуме… гендере, в конце концов. И от этого усиливается эффект узнавания, обычно позитивный в коммерческом кинематографе, но в этом случае ужасающий, потому что – «да черт возьми, ведь мы ведем себя точно так же! Они – это почти то же самое, что мы!». Тут нет авторитарных властей, телевидение не так сильно влияет на жителей Игама (ну, если эти трансляции можно считать телевидением), но от этого ужас только увеличивается – пропорционально эффекту узнавания. Конечно, люди – все ещё борцы за свою свободу, но их противники уже не столь бесчеловечны и жестоки, как это было в оригинальной книге: они ведь ведомы не жаждой убийства, а лишь рациональным стремлением защитить себя от опасных недомерков – людей…
Отчасти именно поэтому оптимистический конец немного не вяжется с основным духом истории: после показанных ужасов, после пугающе подробной демонстрации природы насилия, заложенной уже в самой природе, после тошнотворно пугающего геноцида землян показывать примирение двух абсолютно разных культур, без доминирования одной из них… Впрочем, тут Рене лалу был поставлен в безвыходную ситуацию: можно было бы, конечно, поменять концовку, но тогда это изменило бы саму суть романа.
Да и к тому же, это не так уж сильно портит мультфильм. «Дикая планета» - определенно выдающееся произведение мировой анимации, и это, черт побери, говорит о многом.

@темы: D-r Zlo